Мы, евреи, - народ героический. Мы воевали вместе со всеми и не хуже других.


И.М.Левитаc

ПОСВЯЩАЕТСЯ: Евреям России XX века, принимавшим активное участие в боевых действиях и строительстве государства.

Среда, 23 ноября 2016 00:21
Капитан

Шор Лев Моисеевич

1916 - 2004

Орден Отечественной войны 2 стОрден Отечественной войны 2 стОрден красной звездыЗнак почетаМедаль за победу над ГерманиейМедаль за взятие Кенигсберга

Награды

два ордена Отечественной войны 2-й степени, орден Красной Звезды, орден "Знак Почета", медали.


Звания

лейтенант

старший лейтенант

капитан 


Должности

врач стрелкового полка

старший врач 21-го гвардейского стрелкового полка 5-й гвардейской стрелковой Городокской ордена Ленина Краснознамённой ордена Суворова дивизии

помощник начальника 1-го отделения санитарного отдела 11-й гвардейской армии 


Биография

 

Родился 5 февраля 1916 года в Черниговской губернии. После школы поступил в ФЗУ при Харьковском электромеханическом турбогенераторном заводе, окончил его и стал работать разметчиком на заводе. Заработал 7-й, самый высокий, разряд. Размечал первую выпущенную в Харькове турбину-«стотысячницу», которую потом установили на одной из гидроэлектростанций.
Окончив с отличием рабфак при своем заводе, Лев Моисеевич учился во 2-м Ленинградском медицинском институте. С началом финской войны был призван в армию и воевал связистом. Вернувшись, перевелся в Военно-медицинскую Академию.
По окончании Академии был оставлен в ней на должности командира взвода, стал командиром роты. Затем фронт. Служил в полевых госпиталях, которые ближе всего находились к передовой. Бои в Белоруссии в 1944 году - наступательная операция «Багратион», затем - Восточно-Прусская операция. Войну окончил в звании капитана медицинской службы в Кенигсберге. После войны остался в Калининграде и с 1946 года стал работать хирургом. Работал Лев Моисеевич и в Черняховске, заведующим горздравотделом. Затем – работа в областной клинической больнице.
Заслуженный врач РСФСР (1957), доктор медицинских наук. Более 34 лет являлся главным хирургом Калининградской области. Проявил себя высококвалифицированным специалистом и организатором медицинской службы, подготовил и воспитал целую плеяду врачей-хирургов, многие из которых защитили диссертации. Занимался научной работой (более 70 научных работ, опубликованных в печатных медицинских изданиях, в том числе, общепризнанная монография по хирургии желчных путей). После ухода на заслуженный отдых долгое время продолжал работать хирургом - консультантом Калининградской областной больницы.
Награжден медалью им. Пирогова «За выдающиеся заслуги в хирургии». Награжден фронтовыми орденами, орденом Знак Почета и медалями.
Звание «Почётный гражданин города Калининграда» присвоено решением Городского Совета депутатов Калининграда (второго созыва) № 343 от 1.07. 1998 г.
Умер 27.06.2004 г. Похоронен в Калининграде.

 

 

Александр Шор рассказал «Комсомолке» о книге, которую выпустил  к 100-летию со дня рождения отца - известного в Калининграде доктора.


В областной клинической больнице отметили 100-летие со дня рождения знаменитого хирурга Льва Шора. Именно он является создателем системы здравоохранения в Калининградской области. Лев Моисеевич вместе с коллегами в послевоенные годы возрождал медицину в разрушенном Кенигсберге и городах области. Он - создатель школы калининградской хирургии. А еще изобретатель, ученый и учитель, почетный гражданин Калининграда, фронтовик, участник штурма Кёнигсберга и автор плана медицинского обеспечения Кёнигсбергской наступательной операции.

К столетию со дня рождения хирурга его сын Александр Шор выпустил книгу, о которой он рассказал в эфире радиостанции «Комсомольская правда-Калининград».

Записки хирурга

Материалы для книги начал собирать сам Лев Моисеевич. Хотел выпустить автобиографию, но не успел. Дело закончил его сын Александр – он тоже хирург, работает в областной больнице. И также как и отец, занимается проблемам гастроэнтерологии.

— Отец начал писать, создал скелет текста, я уже его доработал, добавил несколько глав, - объясняет Александр Львович. - В книге рассказывается о нашей династии врачей, о нашей фамилии. Если в тексте идет описание кого-то из членов семьи, то потом все равно читатель возвращается к Льву Шору. Семья-то с каждым годом увеличивается, сейчас у нас в семье восемь врачей, а во главе ее был Лев Моисеевич. Книга насыщена воспоминаниями о папе. Это издание – гимн моему отцу. Признаться, я читаю эту книгу каждый вечер. Мне жена говорит: «Ну, что ты все читаешь?». А мне приятно читать о том, как отец прошел все трудности. Когда я окончил институт, отец был уже очень востребованным доктором. Мне было приятно работать с ним. И в любой момент я ощущал его помощь. Так было и в работе, и в жизни. Нынешняя дата – 100 лет со дня рождения – показала, насколько отец был важен и нужен для Калининградской области. Его знали все, практически в каждой семье были контакты с ним. Люди помнят и знают до сих пор.

— Книга называется «Вспоминая с любовью. Записки хирурга». Лев Моисеевич действительно вел дневники?

— Да. И в этих записях можно найти многое. Он записывал интересные случаи из практики, публиковал рассказы в журналах.

— Чему самому главному вы научились у папы?

— Он был настолько грамотным и тактичным человеком… Может быть, мне немного досталось его тактичности. Но конечно, не до такой степени. Отец – мой главный учитель. У него была блестящая память, но многие вещи он записывал. Вот и у меня есть такая привычка. У меня есть блокнот, в который я записываю, кого и когда оперировал, отмечаю исход операции. Я просматриваю записи и вспоминаю тех людей, которых оперировал.

— Лев Моисеевич был строгим родителем?

— Когда я в школе баловался, то вызывали родителей. Отец в школе был только один раз. Он выслушал тактично учительницу, которая рассказала о моих похождениях, а потом сказал мне: «Сынок, я лыжи купил. Сейчас снежок пошел. Надо нам покататься. А насчет того, что меня в школу вызвали – ты не волнуйся. С этим ты разберешься». Он никогда не повышал голоса, слова грубого от него я не слышал.

Как для врача украли коня

— Какие отношения у отца были с пациентами?

— Очень тактичные и благородные. В доме постоянно звонил телефон и спрашивали, конечно, папу. Порой диагноз человеку ставится на основании длительного разговора. Сейчас, к сожалению, это утрачивается, ведь появилось много приборов и аппаратов, которые помогают в диагностике. И все же аппараты не заменят врачебную интуицию и опыт, общение с человеком. Врач должен ощутить, понять человека, тогда и диагноз потихоньку родится.

Александр Шор собрал в издании в том числе и те записи, которые когда-то делал его отец. Фото: Александр КАТЕРУША
Александр Шор собрал в издании в том числе и те записи, которые когда-то делал его отец.
Фото: Александр КАТЕРУША
— Все мы знаем о благодарностях пациентов. Врачей заваливают конфетами и коньяком, другими подарками. Как относился к этому Лев Моисеевич?

— Такая практика есть, была она, естественно, и в советские годы. Все зависит от доктора — как он себя ведет, как общается с людьми. Люди порой стараются отблагодарить. Иногда это приобретает какие-то неприятные формы. Но отношения врача и больного не должны строиться на меркантильности. Бывали и забавные случаи. Как-то Лев Моисеевич остановился у универмага «Маяк» в неположенном месте. А когда вышел с покупками, увидел у машины инспектора ГАИ. Батя был человеком волнительным, он запереживал, что его сейчас оштрафуют и начал говорить: «Да, я виноват. Простите». А инспектор ему: «Я здесь стою, чтобы вас никто не обидел, чтобы не подошел другой сотрудник ГАИ. Лев Моисеевич, вы же мою маму оперировали. Она в 12-ой палате лежала, помните?».

А вот более давняя история. Во время войны отец работал в медсанбате. Грязно, дороги разбитые, ходить тяжело. А рядом стояла часть со штрафниками. Он, кстати, к ним, впрочем, как и ко всем, относился очень уважительно. Они ему и говорят: «Доктор, тяжело по грязи-то ходить. Мы поможем». На следующий день приводят великолепного коня. Батя очень удивился, но конь с прекрасной сбруей ему понравился, он стал на нем ездить. Через пять дней его останавливают кавалеристы: «Откуда эта лошадь? Она наша». В доказательство кавалерист садится на лошадь, достает саблю и начинает выполнять разные трюки. Лошадь по команде идет, ложится, скачет – все что угодно! Оказалось, что штрафники эту лошадь для отца украли. Коня пришлось, конечно, вернуть.

— А у вас бывали похожие случаи?

— Прооперировали мы одного мужичка из Белгорода. Он уехал домой и вдруг мне приходит извещение на посылку. Ребята говорят: «Иди, получай». Прихожу на почту, и выдают мне ящик, весь липкий. Открываю, а там разбитая банка варенья и свежая картошка. И записка: «Чувствую себя хорошо. Примите в знак благодарности».

Выжил после удара молнии

— В довоенные годы, насколько я знаю, Лев Моисеевич увлекался альпинизмом.

— И не просто увлекался. Он с 1937 по 1939 год был начальником спасательного отряда в местечке под названием Цей в Северной Осетии. Совершил восхождение с другом на пик, который никто не покорял 30 лет. Потом они пошли на первое советское восхождение, но просрочили контрольное время и вынуждены были вернуться обратно. Так что это было не просто хобби, а занятие с серьезными достижениями. Подготовка была на высшем уровне... Однажды на высоте 4 тысячи метров в их группу ударила молния. Впереди погиб альпинист и сзади еще один. А батя был посередине, и он остался живой. Потом он говорил: «Значит, это кому-то надо было». Судьба!

— Долго он с горами дружил?

— Ближе к войне все было закончено и осталось в прошлом. Уже в Калининграде он отдыхал без всяких гор, никуда не ездил специально. Он очень любил рыбную ловлю. Всегда Сидел до последнего, смотрел на поплавок, и, как правило, ему удавалось поймать рыбу. Он очень любил дачу. Обожал жечь костры. Нарубит дров, разведет костер… и смотрит. Поплавок, вода, огонь – вот на что он любил смотреть и что в нем рождало глубокие мысли.

— Что Лев Шор сказал бы, глядя на сегодняшнюю систему здравоохранения?

— В последние годы мы с ним жили вместе. И он очень страдал от того, что видел вокруг. Лев Моисеевич – создатель собственной хирургической школы. Он впитал в нее все самое лучшее. После войны ситуация была сложная. И он сумел организовать систему здравоохранения на высоком уровне. Последнее время он видел, что система дает сбой, он говорил об этом. Он очень переживал, потому что он эту систему создал. Получилось так, что люди, которые пришли, они как-то… Просто надо помнить прошлое, чтобы было будущее. Иначе дальше развития не будет.

P.S. Подробнее о том, как приобрести книгу о Льве Шоре, можно узнать по телефону 21-42-27.

ИЗ ДОСЬЕ "КП"

Во время войны Лев Шор служил в полевых госпиталях у передовой. Затем остался в Калининграде, стал работать хирургом. Работал в Черняховске заведующим горздравотделом, в областной клинической больнице.

Заслуженный врач РСФСР (1957), доктор медицинских наук. В системе здравоохранения Калининграда трудился с 1946 года и более 34 лет являлся главным хирургом Калининградской области. Награжден медалью им. Пирогова «За выдающиеся заслуги в хирургии». Награжден фронтовыми орденами, орденом Знак Почета и медалями. На пенсии долгое время продолжал работать врачом-хирургом - консультантом Калининградской областной больницы.


Прочитано 867 раз
При использовании материалов сайта ссылка на www.jewmil.com обязательна.

Фотографии

Наградные листы и документы