Мы, евреи, - народ героический. Мы воевали вместе со всеми и не хуже других.


И.М.Левитаc

ПОСВЯЩАЕТСЯ: Евреям России XX века, принимавшим активное участие в боевых действиях и строительстве государства.

Суббота, 07 июля 2018 08:24
Капитан

Сипер Вениамин Павлович

1907 - 1979

Орден Отечественной войны 1 стОрден Отечественной войны 2 стОрден красной звездыОрден красной звездыМедаль за оборону СталинградаМедаль за победу над Германией

Награды

орден Отечественной войны 1-й степени, орден Отечественной войны 2-й степени, два ордена Красной Звезды, медаль "За оборону Стплинграда" и др.медали.


Звания

лейтенант

старший лейтенант

капитан 


Должности

начальник штаба дивизиона 157 гвардейского артиллерийского Познанского Краснознамённого полка, 74 гвардейской стрелковой Нижнеднепровской ордена Богдана Хмельницкого дивизии, 29 гвардейского стрелкового Лодзинского Краснознамённого корпуса, 8 гвардейской ордена Ленина Армии, 1 Белорусского фронта. 


Биография

Гвардии капитан СИПЕР ВЕНИАМИН ПАВЛОВИЧ (ФАЙВОВИЧ), 7.04.1907 года рождения, место рождения - Российская империя, Могилёвская губерния, Гомельский уезд, г. Гомель( по адм. делению СССР: Белорусская ССР, Гомельская область, г. Гомель), еврей. После окончания школы, поступил в художественный техникум в г. Киеве, а затем, 1926 -1929 гг., обучался во Всероссийской Академии Искусств, в г. Ленинграде. Был знаком и готовил выставки художника К.С. Малевича. В РККА призван Октябрьским РВК, Октябрьского района, г. Киева, Украинской СССР, в июле 1941 года. В Великой Отечественной войне(на Западном, Юго-Западном, Сталинградском, 4 Украинском, 1 Белорусском фронтах) - Начальник штаба дивизиона(последняя должность) 157 гвардейского артиллерийского Познанского Краснознамённого полка, 74 гвардейской стрелковой Нижнеднепровской ордена Богдана Хмельницкого дивизии, 29 гвардейского стрелкового Лодзинского Краснознамённого корпуса, 8 гвардейской ордена Ленина Армии, 1 Белорусского фронта. Ранение: 1. 5.05.1942 г.( под г. Чугуевом). Боевые награды: 1. Орден "КРАСНАЯ ЗВЕЗДА"(№ записи: 21710530); Орден "КРАСНАЯ ЗВЕЗДА"(№ записи: 35512134); 3. Орден "ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА" 2 СТЕПЕНИ(№ записи: 38317122); 4. Орден "ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА" 1 СТЕПЕНИ(Из НАГРАДНОГО ЛИСТА: "В период, предыдущих, боев, прорыва обороны противника на р. ОДЕР и в боях за г. БЕРЛИН, тов СИПЕР, точно производил планирование огня дивизиона и умело руководил им. В самой сложной обстановке боя, когда командир дивизиона выбыл из строя, тов. СИПЕР, со штабом дивизиона, выдвинулся, на наблюдательный пункт и, одновременно, руководил штабом и огнём дивизиона. В боях, за г. БЕРЛИН, он непосредственно руководил батареями, которые стояли, на прямой наводке, ввиду сложного уличного боя, сам ставил каждое орудие и несколько раз, в день, перемянял их позиции, в зависимости от хода боя, под сильным ружейно-пулемётным огнём противника. Ввиду умелого и оперативного руководства дивизионом, достигнута большая эффективность огня, что обеспечивало успешное выполнение поставленных задач. Достоин Правительственной награды ордена "ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ" 1 СТЕПЕНИ. Командир 157 гвардейского артиллерийского Познанского Краснознамённого полка Гвардии подполковник ЗУБЧЕВСКИЙ. 12 мая 1945 года.";№ записи: 37530066); 5. Медаль "ЗА ОБОРОНУ СТАЛИНГРАДА"(№ записи: 1532127440) с портала ЭЛЕКТРОННЫЙ БАНК ДОКУМЕНТОВ «ПОДВИГ НАРОДА В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1941-1945 ГГ.» http://podvignaroda.ru/?#tab=navHome ). Вернулся с Великой Отечественной войны. Послевоенная трудовая деятельность: художник-пейзажист, эстамптная графика, член союза художников СССР. Умер 2.12.1979 года. Захоронен: Украина, Львовская область, г. Львов, Яновское кладбище(перезахоронен, после обретения, Украиной, независимости). Вечная Слава и Память художнику, ушедшему на фронт и ставшему мужественным офицером-артиллеристом, прошедшему тяжелейшее сражение Великой Отечественной войны, под г. СТАЛИНГРАДОМ, СИПЕРУ ВЕНИАМИНУ ПАВЛОВИЧУ(ФАЙВОВИЧУ)!

Приложения:

1. НАГРАДНЫЕ ЛИСТЫ на ордена: "КРАСНАЯ ЗВЕЗДА"(2), "ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА" 2 СТЕПЕНИ, "ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА" 1 СТЕПЕНИ, с портала ЭЛЕКТРОННЫЙ БАНК ДОКУМЕНТОВ «ПОДВИГ НАРОДА В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1941-1945 ГГ.» ( http://podvignaroda.ru/?#tab=navHome );

2. Фотографии, с личной страницы, Лидии Спивак-Бельфер, в социальной сети: "В КОНТАКТЕ"( https://vk.com/id313911948 и из семейного архива):
- с пояснением, дочери командира дивизиона гвардии капитана Бельфера В.Р.(орфография автора сохранена):"Слева начальник штаба дивизиона отца Сипер Вениамин Павлович, народный художник Украины, юморист, добряк и весельчак, любимец всех, кто его знал. В центре, с шапкой на затылок, мой отец, Бельфер Виктор Рахмильевич, женщина фельдшер Алюзман. Её уважали и любили все за беспримерную храбрость и женскую гордость и неприступность, хранила верность своему жениху, который попал на другой фронт. Оба остались живы, дошли до Берлина. После демобилизации поженились, вырастили детей, дожили до внуков. Остальных, к сожалению, не знаю.";
- 1942 г., г. Сталинград. Начальник штаба дивизиона гвардии капитан Сипер В.П., с командиром дивизиона гвардии капитаном Бельфером В.Р.
- каталог выставок художника Сипера В.П., с дарственной надписью, фронтовому другу;
- художник Сипер В.П., за работой.

3. Художник СИПЕР В.П. (с http://art.lviv-online.com/veniamin-siper/ );

4. Картины народного художника СССР СИПЕРА В.П.: 1.Вулиця 17 вересня; 2. Стара брама, 1956; 3. Пасмурный день; 4. Без названия(идентефицирована по подписи автора( с http://art.lviv-online.com/veniamin-siper/ , https://clck.ru/DqQfN);

5. Подпись художника Сипера В.П., на картине( с https://clck.ru/DqQjR).

6. Глеб Ходорковский. "Венеамин Павлович, Венечка, Венечк"( сhttp://www.proza.ru/2009/07/09/149 ;Copyright: Глеб Ходорковский, 2009; Свидетельство о публикации №209070900149 ).

Убедительно прошу, всех, располагающих, дополнительной, информацией о гвардии капитане СИПЕРЕ ВЕНИАМИНЕ ПАВЛОВИЧЕ(ФАЙВОВИЧЕ), сообщить на адрес электронной почты: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Биографию-справку подготовил
Геннадий Чернаков.


Глеб Ходорковский. Венеамин Павлович, Веня, Венечк
Глеб Ходорковский

Это был светлый человек. Все, кто его знал – мужчины и женщины, молодые и не очень, украинцы, поляки, русские, не говоря уже о евреях – все его любили. Мудрый, с лукавинкой, взгляд, выхватывающий суть, карандаш, шариковая ручка, палочка сангины или угля и нaброски, наброски, наброски – за беседой, на львовских улицах , в парках, и, конечно, на собраниях – организационных, профсоюзных, партийных...
Впервые я увидел его в 59 году у Гриши Островского. Не помню кто там был ещё, но беседа была интересной, и я не обратил внимания на то, что Сипер держит руки под столом и время от времени опускает глаза. Когда стали прощаться он выбросил на стол четыре или пять листов желтоватой бумаги 30 х 40 - и все зашумели. Несколько точных движений – сангина – характер и состояние. Не обошёл он и меня. Наивное любопытство – я тогда только начинал интересоваться всерьёз искусством – придавало моему лицу некоторую «поцоватость» как, смеясь, сказал позднее Венеамин Павлович, когда мы стали друзьями и он подарил эти листы мне.
Родился он в 1907 году в Белоруссии, в Гомеле, учился в художественном техникуме в Киеве, а в 1926 – 1929 во Всероссийской Академии Искусств в Ленинграде. Помогал оформлять выставку Малевича, однако авангардные веяния его не затронули. Об этой выставке он только упомянул в разговоре, дальше разговор ушёл в другое русло, а потом я так и не догадался расспросить его о годах учёбы, учителях и сверстниках, среди которых наверняка были очень интересные и известные художники.
В трдцатые годы он жил в Киеве ( вывод косвенный – знакомство и дружба с Мыколой Бажаном, известным украинским поэтом).
За несколько лет до войны он ушёл в армию, стал пограничником-кавалеристом, а во время войны стал офицером миномётчиком.В начале войны был ранен, лечился то ли в Саратове, то ли в Куйбышеве, где встретился с Бажаном. Бажан мог помочь Сиперу остаться в тылу, но он отказался и по выздоровлении попал в самое пекло – в СТАЛИНГРАД. Войну закончил в звании капитана, имел несколько орденов и медали. Я запомнил ордена Отечественной Войны обеих степеней, что во время войны было не так просто заслужить.
За творчеством следовала другая страсть – женщины. Они его любили и в шестьдесят и в семьдесят – до конца. Что было в юности и в зрелые годы я не знаю, но с 1959 года, когда я с ним познакомился..
. Чаще всего всё начиналось с рисунка, потом переходило в позирование – до перехода в соответствующие позы... Но умный, весёлый, ироничный, он и так мог обаять кого угодно. Около него всегда были молодые красивые самые разные девахи, некоторые из них иногда сочетали удовольствие с тем, что обирали его до нитки, а он будучи человеком широким и щедрым, видел это и только посмеивался.
Как-то ему вкатали выговор по партийной линии за аморальное поведение – и забыли. Через много лет, когда Сиперу было уже где-то под семьдесят, подготавливая чествование ветеранов ко дню Победы, обнаружили этот выговор, собрали собрание и торжественно выговор сняли. Лукаво вздохнув он сказал « Эх, ребята...Вот если бы вы мне его сейчас вкатали...» Смеху было!
Сколько он раз был женат – не знаю. Предполагаю как минимум трижды. Я был знаком с двумя – с Маргаритой, у которой в своё время была великолепная фигура ( сужу по сангине, которая у меня была, где главный контур, со спины, от головы к ягодице и от неё к ступне сделан одним певучим движением.) Маргарита была слабым графиком и легендарной нимфоманкой, глупой и злобной. С Сипером они жили относительно недолго и разошлись. Несколько раз, заставая её in flagranti c тем, кого он знал, Сипер говорил, улыбаясь: - Ребята, не стесняйтесь, продолжайте, я ухожу.- Впоследствии её мужья и любовники приходили и жаловались на неё – смеясь рассказывал мне Венеамин Павлович. – И я их утешал.!
Второй, последней женой, была Таня. Она была лет на тридцать младше, бедствовала. Сипер, добрый и жалостливый, забрал её к себе.Она его любила. У неё были резкие черты лица, узковатые глаза и сочные формы. Знавшие Сипера, в том числе и я, вначале не питали к ней симпатии, но потом оказалось, что Таня хоть и безалаберна, но бескорыстна. После смерти Сипера, в его квартире у неё или с ней жил другой, интересный, но, к сожалению, тоже ныне уже покойный художник, Аксинин, но это уже другая история.
Сипер не был ни великим, ни знаменитым художником. Но он был хорошим, крепким профессионалом. Будучи членом правления и членом (« дважды Членом» как он иронизировал) партии он, как и все, писал « продукцийняки» - соцреалистические полотна, изображавшие колхозные поля с комбайнами или заводы и цеха – надо было жить. А главными были пейзаж, обнаженная натура, портрет и гротеск.
Его ню, даже случайные, в наброске, были живыми. Чувствовалось, что движение палочки сангины, угля, пастели, карандаша, шариковой ручки или кисти – это не только то, что он видит, а то, что он обнимал, целовал, чем обладал.
Хороши были и небольшие по формату его пейзажи. Но я больше всего любил его маленькие этюды на дощечках или картонках, размером меньше тетрадного листка, и совсем блокнотные зарисовки Львова. Вениамин Павлович был влюблён в этот город. Никогда не расставаясь с карандашом или шариковой ручкой он рисовал почти беспрерывно – как дышал. Больше сотни таких рисунков были ( и есть) у меня, только хранятся во Львове у Андрея Отко. Несколько работ – акварель и рисунки – есть и здесь, в Германии.
К прежним своим восторженным, но, как я считаю, правдивым эпитетам добавлю что он был смел не только на фронте, но и после войны, когда всё было куда сложнее, и в принципиальных вопросах был довольно жёстким. Во время компании против «КОСМОПОЛИТОВ» он перед киевской партийной комиссией заступился за коллегу. Председатель аж взвился. Его утихомиривали – фронтовик, член партбюро, активный соцреалист – отстаивали, как могли. Но тот не унимался – Выгоним отовсюду! Молчавший Сипер встал поднял голову, посмотрел на него в упор. « Но ведь из художников ты меня выгнать не сможешь! А что ты такое, если тебя снять с твоей должности?» Наступила гробовая тишина. Как потом ни дёргался чиновник, как во Львове, так и в Киеве, Сипера отстояли – только вывели из правления.
Самыми близкими его друзьями были художники Леопольд Левицкий, Михаил Лещинер и Сеня Грузберг. Левицкого он ласково называл «Лёликом», дорожил дружбой с ним, высоко ценил его творчество. Над маленьким худым и наивным Лещинером, про которого говорили, что он « сзади пионер, а спереди пенсионер» подшучивал: - Знаешь, Глеб, вчера пришёл ко мне этот поцоватый Лещинер, и спрашивает « Веня, скажи, а зачем нужна партия??» Ну что ему на э то ответить?
Социалистическую действительность и партию он воспринимал как данность – как время и условия в которых надо было жить. Надо было воевать – он воевал не хуже других, нужно было для заработка написать «идейную» соцработу – он писал, как и большинство. Даже когда он был избран в правление союза Художников инициатива исходила от правления - ему об этом только сообщили.
Как-то его портрет поместили на районной Доске почёта. Подпись гласила: В.П СИППЕР. «Странно – заметил Венеамин Павлович – несмотря ни на что я как-будто этим не болел.»
Сеня Грузберг, невысокий и плотный весельчак, переживший во Львове немецкую оккупацию как Грузбенко и никем не выданный, собирал сиперовские хохмы и рассказывал их при случае.
Двери его квартиры, которая одновременно была и мастерской всегда были открыты, все стены исписаны изречениями и стихами. Всегда было много людей, в большинстве молодых, спорили, шутили, и только на время работы их изгоняли в другую «комнату» - за шкаф.
В последние два года он ослабел, стали донимать разные хвори. Но он держался, только медленнее брёл по городу, чаще присаживался на скамейки в скверах и парках, и попрежнему рисовал, рисовал, рисовал...
Его дом на улице Колессы поставили на капитальный ремонт буквально за полгода до его кончины, и уже смертельно больного художника переселили на четвёртый этаж дома по улице 17 вересня. В свою квартиру он так и не вернулся...
Я увидел Сипера на скамейке неподалеку от фонтана, что возле памятника Мицкевичу. Когда я подошел, поздоровался и присел рядом, Венеамин Павлович отложил в сторону блокнот с ручкой. Начало беседы я не помню, потом он спокойно, ровным голосом сказал, что чувствует себя плохо и собирается ложиться в больницу, потому что на новом месте ему непривычно и тяжело, а Таня хочет, но не может и не умеет ему помочь. Я спросил не могу ли я чем-нибудь помочь. Он только грустно улыбнулся.
В больнице он пролежал полтора месяца. Я был у него раза два. Он как бы ушел в себя, но и здесь рисовал то, что можно было увидеть в окне. За день до смерти у него побывал Эдик Резник и сделал три рисунка. Обтянутый кожей череп, запавшие виски, потусторонний взгляд. Я забрал эти рисунки.
В гроб ложили его Юра Чарышников и я. Почему-то покойники обычно очень тяжелые, а Сипер был лёгким и совершенно жёлтым – резко кронового цвета. Хоронили на Яновском кладбище, на участке сичевых стрельцов. В то,что он умер, даже над гробом не верилось – казалось, что он стоит где-то в стороне посмеивается: «Конечно, для самого щирого украинца нашли место!»
На поминках говорили о нём добрые слова и смеялись, вспоминая его хохмы и проделки.
Нашлись какие-то наследники, о которых прежде никто никогда не слышал – то ли из Белоруссии, то ли из Одессы, то ли из какого-то ещё Бердичева. Получив в наследство картины, они не знали, что с ними делать, пытались продать, какая-то тётка даже обратилась ко мне. Денег на покупку у меня не было, да и при одной мысли о Сипере – и о сделке и, конечно, неизбежном торге, трусливом и злобном от неизвестности, сколько эти картины стоят - мне стало не по себе. Картин , которые им достались, я не видел. Я посоветовал обратиться в музей и быстро ушёл.
Таня отдала в музей всё, что музейщики отобрали для выставки. Жила на пенсию по потере кормильца. Потом в квартире Вениамина Павловича жил Аксинин. Он погиб в авиакатострофе.
В связи с самостийностью Украины Сипера перезахоронили.
Таня связалась с какими-то монашками, время от времени бывает в Почаеве, или еще в каком-нибудь святом месте.
Я не помню, сколько было ему лет, знаю что больше семидесяти, когда он умер. Я уже старше его по возрасту, живу в Германии, уже полтора десятка лет.

Передо мной фотография Венеамина Павловича (Файвелевича) Сипера. Он задумался, живой и мудрый.Я его люблю и помню.




Прочитано 96 раз
При использовании материалов сайта ссылка на www.jewmil.com обязательна.

Наградные листы и документы